Академия Движения (Кривой Рог) - театр музыкально-пластических искусств

АКАДЕМІЧНИЙ ТЕАТР МУЗИЧНО-ПЛАСТИЧНИХ МИСТЕЦТВ "АКАДЕМІЯ РУХУ"

"Пир во время чумы" А. Бельский по мотивам А. Пушкина

Режиссер-постановщик, сценограф – з.д.и. У. Александр Бельский,
музыкальный образ спектакля – з.д.и. У. Антонина Бельская.

Заболотная В.И.: Я помню ваш старый спектакль и боялась повторов. Сегодняшнее впечатление не менее сильное, сохранено лучшее из того спектакля, уточнены какие-то вещи, но что-то и провисает. Много символов, многослойных знаков, как и положено в философском жанре трагедии. Колокольчик, который не звонит – сколько за этим кроется! Или – открывается сундук, а крышка в нем зеркальная – сколько я там вижу! Бокал на пиру – это и колокольчик прокаженного, и набат, и кадило. Коса смерти не убивает, а все время кружится. И когда она вдруг сломалась, вы мгновенно нашли выход – это говорит о вашей включенности в действие, готовности к нему. Текст от автора, нужный зрителю для ориентации, у вас очень хорошо, осмысленно читает Василий Короленко, но вот в «Каменном госте» не очень удачно, приблизительно.

В «Скупом» мне показалось, что у барона-Никиты Давыдова слишком много разверстого рта, что ведет к некой иллюстративности, а это вам не свойственно. Не все время же он кричит, когда-то же и размышляет. Вообще сцена с Альбером несколько затянута. В «Моцарте и Сальери» есть удивительные вещи – то, что вино золотое, что Моцарт разбрасывает свои партитуры, платок Моцарта. Но что такое красный мяч? Есть повод расшифровать. В «Каменном госте» много золота в красивом костюме, это отвлекает от артиста. Статуя Командора неудачна: я не вижу на ее голове шлема с пером, а вижу какой-то колпак. Высвечивание ее голубым светом создает скорее развлекательный эффект. Может, лучше желтым? И красная юбка, как флаг. Донна Анна – Руслана Бобер похожа на кисеную барышню, ручками машет, манерно отставляет пальчики. А ведь именно ее никак не мог добиться Дон-Жуан. Почему? Когда она сдалась и почему? У вас история получила продолжение, Донна-Анна, не давшись Дон-Жуану, становится его слуги Лепорелло. Спасибо за неожиданность, обожаю такие открытия. Особое спасибо за медленное и неохотное движение занавеса – это уже отношение к тем порокам, которые показываются. Никогда не думала, что занавес может быть образом.

По-моему, у вас совсем не решен пир, который вы показали мимоходом, второпях. Вы нащупали то, на что я раньше не обращала внимания – сквозную тему смерти и кладбища, она у вас закольцовывает весь спектакль. Пиета завершает у вас каждый круг страстей и мыслей. Но вот распятый Христос меня не убедил. Перед этим он долго мотался по сцене, почему непонятно, неубедительно. А ведь тут – тема утраты детей, начавшаяся со «Скупого рыцаря», и дальше – жертвы-дети человеческие. И потому рефрен пиеты был бы точнее и важнее. И убрали бы скользкий момент напоминания о Христе. Ведь пиеты – тоже Христос. Может быть, она призводила бы более сильное впечатление на авансцене. Вы не просто играете, вы умеете думать телом, вы знаете, чего вы хотите, потому это и считывается.

Богомазов Д.М.: Я сделал открытие, что кукольник должен быть лучше драматического актера, так же, как и пластический артист. Для них задача намного усложняется. Люди приходят к нам ради театра. Если театра нет, то нет ни морали, ни смысла. Как вы для себя определили – вы должны иметь дело с сюжетом или образом? Вы – иногда пересказываете сцену, иногда находите образ. При пересказе умная тема становится не такой уж умной. В первом действии мне не хватило покоя, слишком однообразно эмоциональное. Не надо соединять эмоцию с движением – это упрощает, а надо оставлять зазор зрителю для осмысления. Объяснялки никому не интересны.

В театре живет только то, что до конца не объясняется. «Каменный гость» мне больше понравился, потому что в нем есть минуты покоя, которые вы уже можете себе позволить. Но вот там танцуют девушки, а потом выходит герой – он тоже танцует или говорит? Должна быть разница в таких движениях. Командор если бы шел, падал, вставал, опять падал – это была бы почти драматическая сцена, связанная с движением. Тело должно жить своей жизнью и не надо его украшать, надо позволять ему двигаться спокойно и ясно. Слишком много движений кистями.

Мажурин В.С.: Вечером у меня впечатление слабее, чем от сказки. Но это, скорее моя вина. Я даже подумал, что стоит продолжать соединение вашей изумительной пластики со словом – это будет освобождать, избавлять от однообразия. Первые две новеллы для меня отличились только костюмами. По движению было, к сожалению, это ощущение. Вы блистательно разработали «Каменного гостя», но ваша версия далеко уходит от Пушкина. Традиция этого Дон-Жуана скорее относится к Мольеру, Тирсо де Молино, Лесе Украинке. Но вы то взяли Пушкина! Только у Пушкина Дон-Жуан уходит с последним текстом: « О Донна- Анна!». У вас Дон-Жуан – повеса, и Сергей Бельский как бы наслаждается этим в этой роли. А у Пушкина с адюльтера все только начинается и уходит в глубину. За это я и люблю пушкинского Дон-Жуана. У вас мне этого не хватает. Спасибо, что сыграли «Пир…» за три минуты. Ваш финал я принимаю, хотя он уступает вашему режиссерскому таланту. Но зато выводит меня на симпатичное предложение вам. Я думаю, что у вас есть все для того, чтобы взяться за «Мастера и Маргариту» - это великое произведение для вас. Ваш театр ни на что не похож, и было бы интересно это у вас посмотреть.

"ДЮЙМОВОЧКА" В. ЧЕРНЯВСКИЙ ПО СКАЗКЕ Г.-Х.АНДЕРСЕНА

Постановка,сценография з.д.и. У. Александра Бельского, режиссер-постановщик – Сергей Бельский,
балетмейстер – О.Бельская, композитор – А.Тарасюк, художник по костюмам – Т. Боброва.

Заболотная В.И.: Ваш замечательный театр получил звание академического – это признание вашего многолетнего уникального труда. У вас появилось слово, автор текста, пение. Но на мой взгляд интереснее вы были раньше, а сейчас превратились в милый ТЮЗ. Раньше вы вызывали потрясение, а теперь – удовольствие. Я не скажу, что не надо так делать, может, я и ошибаюсь. Спасибо, что рассказали детям, почему Дюймовочку так зовут, а то в театре кукол это посчитали лишним. Фонограмма у вас звучит слишком громко, что порой не соответствует атмосфере, настроению на сцене. Кроме того, громкость мешает разобрать текст, так совершенно пропала песня Дюймовочки об одиночестве. Может, даже лучше проговаривать этот текст под музыку. Я очень ценю точность в спектаклях. Она всегда была у вас приоритетной. И сегодня она была, но если зернышко посадили, надо его полить, а у вас полива нет. Хорошо пытаются сделать из Дюймовочки насекомое и не получается, потому что она другая. Отношение ее к Ласточке понятно, а вот к Мышке – не особенно, а хотелось бы идти за вами. Или, например, Сказочник – Сергей Бельский пишет почему-то по-японски – вертикально. Танго Жука-Павел Михайлюк – это танец любви, страсти, но исполнен он несколько приблизительно. Эта приблизительность есть и у Мыши.

Хорошо придумано оформление – этот накладной круг. Хорошо было бы, чтобы он был похож на листок лилии, причем лист жизни. Очень хороши костюмы.

Вы устроили такой фейерверк в конце, это было так празднично и так важно. Спасибо вам за это.

Богомазов Д.М.: У вас происходит единение с залом, потому что вы умеете увлечь свою публику. Вы заговорили, кто-то из ваших артистов оказался способным к этому, кто-то нет, поэтому речь – это то, над чем вам предстоит серьезно работать. Находясь на сцене, надо понимать, что вы делаете, каждую минуту, не пропуская ни одной, а у вас бывают провалы. Меня покорила банда жуков. А Жук-Павел Михайлюк очень обаятельный, но часто он просто бегает, стоило бы найти какую-то характерность. В роли Крота он гораздо лучше. То же самое можно посоветовать и Мышке-Анастасии Свиридюк. Пару раз она прыгнула забавно, а потом спокойно пошла, возможностей остается еще очень много. Дюймовочка, я бы сказал даже сексуальная. У вас Дюймовочка с Ласточкой выглядят, как подружки, мало отличаются друг от друга, только цветом.

Меня уже напрягает то, что в очень многих спектаклях «Сичеславны» звучит фонограмма. Музыка у вас сочинена прекрасно, но вот с фонограммой надо разобраться.

Мажурин В.С.: Я вас раньше не видел, но уже не забуду. Из этого спектакля можно сделать нарезку для иллюстрации того, каким должен быть детский театр и в сценографии, и в пластике и т.д. Пластическое решение – единственное на фестивале, которое идет по делу в спектакле. Я не видел ни одного вставного танцевального номера. Танец у вас – не дивертисмент, не иллюстрация, а продолжение действия, швов между движением и драмой нет..Я бы сказал, что вы и говорите пластично. А какие актеры! Какая Дюймовочка – Наталья Корчак! Она же настоящая Дюймовочка, а не артистка исполняющая эту роль. Я думаю, это ничего, что так близки Дюймовочка и Ласточка – они же родственные натуры, единая духовная стихия. А какая прелесть Ласточка – Анна Габрись! А Лягушонок – Никита Давыдов! Он же жаба больше, чем сама жаба. Великолепный Жук, Крот! Наденьте на вашего Эльфа испанские круглые панталончики, и он будет еще более сказочным.

Единственный недостаток – поддержу своих коллег – это фонограмма. Она уничтожает спектакль, ни один музыкальный номер не прозвучал достойно. Вам надо срочно что-то предпринимать или с аппаратурой, или со звукорежиссером. Ведь этот спектакль можно возить за рубеж и зарабатывать им деньги.