Академия Движения (Кривой Рог) - театр музыкально-пластических искусств

На главную  /  Статьи  /  «Хрупкое чудо»

«День» №131, среда, 28 июля 2004

«Хрупкое чудо»

Этому уникальному театральному организму трудно найти определение. Его тело — музыка. Язык — движение. Голова — философия. Сердце — поэзия. А суть его — человек в движении и движение во имя человека. Образ его мыслей, страстей, смысла его жизни.

Воспоминание о будущем

«Академия движения». Хрупкое чудо в жестком промышленном городе Кривой Рог на богатейшей земле, изрытой язвами циклопических карьеров. Здесь железорудные дожди оставляют кровавые лужи, в которых купаются красные воробьи. Здесь в парке, на стыке тихой речки Саксагань и уютного Ингульца, стоит прекрасное музыкальное училище и каменеют древние дольмены. Здесь полыхает Криворожсталь, директор кукольного театра пишет прекрасные стихи, дороги раздолблены, небольшой выставочный зал поражает экспозициями, вечный Шевченко глядит на колоннаду русского (!) музыкально-драматического театра своего имени, спектакли которого контрастны, как день и ночь. Пассажирские поезда останавливаются тут дважды, ибо протяженность города 120 км. Город красоты и убожества, богатства и нищеты, поэзии и прозы, контрастов и парадоксов.

Парадоксален и сам театр «Академия движения». Это не балет, не просто танец, не пантомима, не эвритмия — это и то, и другое, и десятое, что в своем синтезе создает мощный насыщенный эмоциональный образ глубокого содержания.

Танец здесь разнообразен — от классических пуантов до босых ножек, от народных «голубцов» до акробатики брейк- данса. Движение жестко связано ритмом — от резких пробежек до плавного перетекания, от множества вариаций шага до позы, ракурса, жеста. Очень важные соотношения фигур на сцене, их пластичные диалоги, касания, поддержки, отталкивания и притяжения.

Воспоминание о будущем

Создатель, режиссер-постановщик театра Александр Бельский мыслит философскими обобщениями и визуальными метафорами. Его волнуют проблемы общечеловеческие, вечные. Он трактует их на материале конкретном, но в спектакле укрупняет и выразительно акцентирует главное. Так, режиссера привлекли легенды и мифы криворожья, знаменитой Степи — и возник спектакль «Голос земли» о борьбе за выживание, о единстве рода, о вражде с чужаками, о подвиге самопожертвования и возможности взаимопонимания.

Бельский смело обращается к сложнейшей мировой драматургии, в репертуаре театра — Н.Гоголь, «Сцены из русской жизни» («Шинель» и «Женитьба»), «Лесная песня» Леси Украинки, «Маленькие трагедии» А.Пушкина, «Последняя лента Крэппа» С.Беккета и поэзия Ованеса Туманяна («Капля меда») и Тараса Шевченко («Бессонье»).

В этих спектаклях нет иллюстративности, буквального следования тексту. Передается философский смысл произведений. «Лесная песня» начинается с полуритуального танца девушек (русалок? мавок? цветов? весны?). Из их среды появляется женщина (мать? Украина? Муза? Судьба?), она одаривает маленького мальчика сопилкой (талантом? душой? судьбой?). Он учится играть, выбивая ножками сложный ритм и рисунок (протаптывает свой жизненный путь?). Его сопилка переходит к Лукашу, а со смертью героя — снова к мальчику (сыну Килины? к следующему поколению?) Круг замыкается. Ибо жизнь человечества спиральна, и на каждом витке человек должен стать чуть выше духовно, «своїм життям до себе дорівнятись».

В абсурдистской пьесе С.Беккета режиссер все-таки прибегает к слову: фрагменты текста в исполнении интонационно и пластически выразительного артиста драматического театра В.Короленко необходимы ему, как те камушки, по которым зритель перебежит через сюжетный поток смысла парадоксальной пьесы. Две ипостаси личности старого Крэппа — белая и черная — и женщина, его трагичная любовь, ведут между собой изысканно-изломанный пластический диалог борьбы и единства противоположностей, что и есть собственно жизнь.

Александр Бельский не только сочиняет движенческие тексты, он сценографически решает пространство спектакля и костюмы персонажей (в сотрудничестве с художницей Татьяной Бобровой). Как правило, это метафорические приемы, которые, при кажущейся внешней простоте, емки и выразительны по смыслу.

Веревки-паутина в «Лесной песне» (нервы, струны души, лесная чаща и т.п.), палки-копья в руках наших пращуров в «Голосе земли», канцелярские столы в «Крэппе», огромные черные, шелковые, летающие шторы Судьбы и Рока в «Маленьких трагедиях».

Костюмы условны и оригинальны — скифские колпачки со знаменитой пекторали («Голос земли»), широкие блузы в «Крэппе», плащи и маски в пушкинских трагедиях. Особенно любит Бельский белый цвет. Артисты в белом особенно выразительны в движениях на фоне черных занавесов.

Воспоминание о будущем

В украинском материале (Леся Украинка, Тарас Шевченко) белые костюмы чуть стилизованы в национальном духе, но без традиционной вышивки и цветовых пятен. Только Богородица появляется, согласно иконописному канону, в голубом плаще с кровавым шарфом, которым ее будут распинать непутевые люди. Эта белизна создает образ чистоты, возвышенности, лиризма, вневременности.

Музыкальная драматургия спектаклей «Академии движения» создается, как правило, Антониной Бельской, женой и музой Александра Игнатьевича, многолетним директором театра. Это либо инструментальная классика от Баха до С.Прокофьева, либо современный симфонизм А.Шнитке, Е.Станковича, Л.Дычко и других. Музыка в спектаклях этого театра, кажется, сама диктует телу движение, а движение будто рождает музыку.

Режиссурой увлекся и сын Бельских Сергей, баскетбольного роста юноша с профилем поэта Бориса Пастернака. Сергей — один из ведущих артистов театра (Лукаш, Альбер-Моцарт-Дон Гуан-Вольсингам, Амизок — «Голос земли»). Он часто помогает в творчестве родителям, уже самостоятельно ставит отдельные сцены и целые спектакли (клоун-мим- шоу «Звоните «03» или «Шоу без тормозов») и учится профессиональному уму- разуму в Киеве.

В репертуаре «Академии движения» есть и детские спектакли — «Чукоккала», «Буратино», «Вечная сказка», «Щелкунчик», «Чертик из табакерки». А начиналось все с «Алых парусов» 19 мая 1995 года. То есть, скоро юбилей.

Ну, а артисты? Их где взять для такого специфического театра? Обещают подготовить в Днепропетровском театральном колледже, — сдержали бы слово! А тем временем артистов сами делают. При театре работает школа, где подрастают юные таланты, способные не только удивительно гармонично и сложно двигаться, но и понимать, зачем и ради чего они это делают. Дети-артисты и повзрослевшие ребята удивительно музыкальны, пластичны, чувствуют поэзию, работящи и гармоничны на сцене и в быту. Вот как Лейла Багирова, Виктория Власова, Андрей Ивасих, Евгений Павлов, Екатерина Шустрова и другие. Недаром театр имеет множество украинских и международных наград.

Только что получили Гран-при театрального фестиваля «Сичеславна-2004» в Днепропетровске. Спектакль «Бессонье» по мотивам произведений Т.Шевченко («Пролог», «Катерина», «Ярема») потряс и зрителей, и жюри. Страждущая украинская душа полыхала на сцене огнем любви и отчаяния, борьбы и смирения, надежды и веры.

Вот трио женщин в белых очипках, с передниками, полными яблок, заламывают руки над головой, — и покатились от них по земле яблочки-детки. Крошечные росточки жизни — поднимаются тонкие ручки, умирают, вырастают, разбегаются... И мертвые, и живые, и нерожденные.

Вот мечется брошенная Катерина, белый шарф-дитя трепещет в ее руках — и падет она в черную бездну. И поднимается из той черноты величественно-спокойная Богородица, вокруг которой в конце концов соберется весь народ — и стар, и млад, чтобы потом выбежать к нам со всей своей красотой, энергией и поэтичностью.

Покров Богородицы, говорят, осеняет нашу Украину. Пусть в его сени будет благополучен и театр «Академия движения», пусть процветает, пусть творчество его будет неутомимо, поисково и прекрасно. А город Кривой Рог и вся наша держава оценят бриллиант духовности и красоты своей богатейшей земли.

Валентина Заболотная