Академия Движения (Кривой Рог) - театр музыкально-пластических искусств

На главную  /  Статьи  /  «Александр БЕЛЬСКИЙ: "ПОДУМЫВАЮ ИСПОЛНИТЬ ДЛЯ ФРАНЦУЗОВ МАРСЕЛЬЕЗУ"»

 

«Александр БЕЛЬСКИЙ: "ПОДУМЫВАЮ ИСПОЛНИТЬ ДЛЯ ФРАНЦУЗОВ МАРСЕЛЬЕЗУ"»

 

Как правило, зрительские симпатии летом принадлежат морю. Его можно смотреть бесконечно. Это настоящий спектакль. Кто передал стихии эту эстафету вывернутой наизнанку души? И к кому она перейдёт с наступлением осени?.. Театру. Ему, одному из немногих, так органично удаётся снова и снова воссоздавать чудо рождения эмоций. Разговаривать с душами в зеркальном отражении на родном языке. Но… Кривой Рог… город, казалось бы, выброшенный из бурлящего моря искусства на берег, в рыжий песок индустрии, где же в нём находится источник вдохновения, питающего жизнь?..      

 Неужели не знаете?.. Иначе на закрытии 18-ого театрального сезона в «Академии движения» люди сидели бы один на другом, как родные. Всегда удивляет факт: будь подобный театр, например, в Париже, - билетов на спектакли – шутка ли? – за месяц до премьеры вы не купили бы, даже у дьявола, отдавшего обратно людям души за билет на представление.

Но… вернёмся к 4-му июня, когда после спектакля «Алые паруса» публика, переполненная разбуженной любовью, рукоплескала стоя. И заглянем к создателю пластической феерии по мотивам одноимённой повести А. С. Грина, заслуженному деятелю искусств Украины и художественному руководителю театра «Академия движения» Александру Игнатьевичу Бельскому. 

 - Александр Игнатьевич, Ваше месторождения, село Скоморохи, наталкивает на мысль о том, что все выходцы оттуда непременно стали деятелями искусств…

- (Смеётся) Не знаю, все ли?.. Что же касается меня, то всё гораздо проще. Дело в том, что вся моя семья – это военнослужащие. А под селом Скоморохи находилась военная часть, где я родился. В паспорте так и записали: село Скоморохи Житомирского района Житомирской области. И так уж сложилось, что вместо военных, я пошел по театральным стопам. Забавно, конечно, но вышло, как вышло.

- То есть, с искусством никто из Вашей семьи никаким образом не был связан?

- Да. Исключительно с военным делом. Мама, единственная, пела. Она вообще была особой женщиной, очень артистичной. И здорово умела гадать. Все остальные, мужчины, и дед, и отец, воевали…

- А когда в Вас проснулось желание стать артистом?

- Я даже не помню, как  это случилось. С первого раза я тогда не поступил в Днепропетровский медицинский институт. И появилась, вдруг, там же, в Днепропетровске, такая девочка, которая привела меня во Дворец студентов им. Ю. Гагарина. Это произошло после того, как меня увидели в КВНе, где я показывал этюд «Скульптор». Так я очутился в студии пантомимы, во Дворце студентов. А через год наш коллектив встретился с Марселем Марсо.

- Расскажите, пожалуйста, об этой встрече…

- Об этом событии даже снят фильм. А вот почему он захотел встретиться именно с нашим коллективом?.. Мсье Марсо заинтересовало само название… имени Юрия Гагарина. Сначала мы встретились в Октябрьском дворце, в Киеве. Там он разрешил смотреть нам спектакль прямо на сцене.

А потом французский  мим пригласил нас в Донецк. И самое интересное, что на этой, второй, встрече он вспомнил всех поимённо. Угощал перед представлением вином и клубникой. Помню наше удивление: мы ведь и думать боялись о том, что можно пить до начала выступления. Затем он провёл с нами урок. Я тогда показывал «Балладу о дереве». А показанная учениками миниатюра давала право задать ему вопрос. В первый раз я просто потерял дар речи. А во второй он долго, в течение 15-ти минут, отвечал. Казалось, я даже начал понимать французский, хотя, конечно же, был и синхронный перевод.

Последний раз я видел Марселя Марсо, когда привёз сына в Киевский театр русской драмы им. Леси Украинки на его спектакль. Публика совершенно не соображала, что происходит на сцене. В полной тишине действует какой-то человек, и что-то рассказывает на языке жестов. Прошло минут 15-20-ть. В зале стояла гробовая тишина. И, вдруг, раздался детский смех. Ребёнок понял! И после этого возникло ощущение, что зал будто наполнили воздухом.

- Что же произошло дальше, после этих знаковых встреч?

- А дальше все завертелось. Нас пригласили принять участие в «Караване мира» Вячеслава Полунина. Там я увидел невероятное количество пантомим и уличных театров. Для меня это было очень значимо. Но поскольку я всё-таки поступил, и окончил медицинский институт, то вынужден был работать здесь, в Кривом Роге. И спустя 6-ть лет работы в медицине, являясь заведующим отделением гигиены труда и профзаболеваний, я решил уйти. И в 33-и года, когда у меня было уже двое детей, я пришёл работать в Криворожский кукольный театр ассистентом режиссера. Потом учился в Харьковском институте культуры, после чего был принят во Всесоюзную творческую лабораторию при СТД РСФСР по проблемам пластического театра. Нас было 13-ть человек. Мы встречались с выдающимися режиссерами того времени и осваивали уже фактически новые приемы пластической драмы.

- А потом Вы открыли  «Академию движения», с которой побывали во многих странах Евразии. Какая поездка произвела на вас наибольшее впечатление?

- Совершенно потрясающей была первая поездка во Францию, где мы участвовали в Фестивале изображения подводного мира. Это было что-то невообразимое. А жили мы у них на военной подводной базе. Помню, как подводники  спели нам «Катюшу» на родном языке. До сих пор подумываю над тем, чтобы исполнить для них «Марсельезу» (смеётся).

- Ваш сегодняшний зритель – это чаще человек, который давно знаком с «Академией движения», и музыкально-пластическим искусством в целом, или нередки исключения?

- В этом году произошло много замечательных событий. На нас обратили внимание депутатский корпус района и города. Был поднят вопрос необходимости трансформировать внимание и познакомить зрителя с искусством пластического театра. Так, многие депутаты с жёнами в этом творческом сезоне начали приходить к нам. Мало того, стали привлекать учителей. Публика более активно стала ходить где-то с прошлого года, именно на вечерние спектакли. До этого же мы играли преимущественно для детей.

- Какие сюрпризы ждут поклонников «Академии движения» в новом сезоне? 

- Сейчас я опять хочу поднять уровень физической подготовки и вернуться к спектаклю «Щелкунчик». А вот Сергей, скорее всего, будет ставить «Дюймовочку». В проекте также ещё два спектакля, «Пер Гюнт» Г. Ибсена и «Дон Кихот» М. де Сервантеса.

Сейчас один из главных вопросов – это статус театра. Мы не можем находиться в рамках городского из-за маленького бюджета, поэтому должны шагнуть на ступень выше, став академическим или же национальным. Поскольку мы единственные в своём роде (На всем постсоветском пространстве «Академия движения» действительно является единственным стационарным, репертуарным профессиональным театром – Авт.).

Ещё мы хотим восстановить детскую театральную студию. И создать школу артистического фехтования. У меня в этом деле даже есть молодой единомышленник, мой выпускник, Роман Мамонтов.

 

 Занавес. 18-ый театральный сезон закрыт. Что добавить ещё?.. «Академия движения» живёт, шагая вперёд. И каждый новый день отпускает в плавание на алых парусах рассвета девочку, раскрытые ладони которой пахнут морем.     

 Василий ЧЕРНЯВСКИЙ